Рынок и рыночная экономика

Protyazhno.ru

Асимметрия в мозгах

Очень актуален вопрос о налогообложении добычи минеральных ресурсов. С января нынешнего года по новому Налоговому кодексу взимается фиксированная ставка единого интеграционного налога на добычу минеральных ресурсов (например, за тонну нефти будет удерживаться 425 руб.). А после 2005 г. налог будет исчисляться в процентах от стоимости добычи и его ставка составит 16,5%. Будет ли при этом формироваться фонд развития, который обеспечит рост экономики в целом? Неизвестно.

Но известно, что теперь в центр будет уходить до 80% «минеральных» налогов, а добывающие регионы опять останутся на «нуле». Большинство государств мира - собственники недр. Они используют полезные ископаемые через роялти и ренту на благо всего населения. В Китае, Колумбии, Египте, Саудовской Аравии, Норвегии существуют госкомпании по добыче ресурсов. В Канаде государство имеет в каждой добывающей фирме свою долю (не менее четверти уставного капитала). В России ситуация такова: доля государства в «Лукойле» - 23% (добыча - 20%), «Роснефть» -полностью государственная (добыча - 4%), в «Газпроме» -35% (90% добычи и 100% экспорта). Россия переходит, по существу, к унитарному способу взимания налогов. В таком случае их распределение должно быть не просто трансфертно-уравнительным, а действительно выравнивающим, в чем нам еще предстоит убедиться.

Фразы «экономика России имеет ярко выраженный ресурсный крен», «Россия - сырьевой придаток Запада», «В России наблюдается тенденция к росту сырьевой и особенно топливно-энергетической специализации» стали для нас привычными. Ряд исследователей даже называют Россию страной с транзитной экономикой, обслуживающей нефте- и газопроводы, а экономику страны именуют «экономикой трубы».

На самом деле России присуща региональная экономическая асимметрия, и ресурсный уклон имеет лишь часть регионов Федерации. В основном это Европейский Север (7% ценности извлекаемых ресурсов), Западная Сибирь (48,5%), Восточная Сибирь (14,3%) и Урал (11,4%). Именно эти регионы, можно сказать, и имеют сырьевую специализацию. По существу, это сейчас зоны авангардного развития (по вкладу в ВВП), локомотивы российской экономики, опора всей страны. Они не деформируют российскую экономику, а спасают ее.

Если бы перечисленные территории сами распоряжались добытыми богатствами, то уровень жизни проживающего в их пределах населения был бы вполне приемлемым, но поделенные на всю страну доходы растекаются, делаются «невидимыми». Например, в 1999 г. Томская область экспортировала товаров (цветные металлы, нефть и газ) на 19 млрд руб., а ее бюджет составил лишь 3 млрд. Тогда как в Канаде, Австралии и других странах территории обладают преимущественными правами на свои природные ресурсы. В управлении центра находится только прибрежная зона.

Конечно, в совокупности добывающие регионы занимают 3/4 России. Но проживает здесь лишь 50 млн человек. Из них задействовано на горнодобывающих предприятиях лишь 2 млн. Не может же быть, чтобы эти 2 млн человек определяли отсталую структуру экономики всей огромной страны? Хотя именно они обеспечивают валютные поступления для России, своими налогами формируют существенную часть ВВП.

Для сравнения: Центральная Россия обладает 0,5% стоимости сырья, Волго-Вятский район - 0,3%, Северо-Западный - 0,2%. Эти районы вполне могли бы развиваться инновационным путем по примеру бессырьевой Японии, быть питомниками прорывных технологий, быстро развивать информационно-индустриальный комплекс . Суть проблемы не в том, что у России раздутый сырьевой сектор - в абсолютных цифрах он сопоставим с развитыми странами, и регионы сырьевой специализации есть в любой стране. Дело в том, что остальные регионы, по логике вещей призванные специализироваться на интеллектоемком машиностроении, электронике и биотехнологиях, находятся в экономическом параличе. Если бы они работали так же, как добытчики, то ВВП России равнялся бы 1,5 трлн дол. как минимум. Ресурсы - статический фактор, их наличие связано с геологическим строением. А вот технологии - фактор динамический, они определяются тем, насколько люди функционально грамотны. Перейти на страницу: 1 2

Другие материалы

Стратегия в компании Профессор McGill University (Канада) и INSEAD Генри Минтцберг широко известен своим неоднозначным и критическим подходом как к предмету управления, так и к своим коллегам - академикам, занимающимся этой темой. Проанализировав почти 1500 статей, он вы ...

Концепция управления человеческими ресурсами в организации Осуществляемые в России радикальные экономические преобразования, динамичные инновационные процессы во всех сферах хозяйственной и производственной деятельности, а также обострение рыночной конкуренции и глобализация экономики вызывают глу ...