Рынок и рыночная экономика

Protyazhno.ru

Стремительный рывок

Часто спрашивают: как удалось Японии быстро вырваться после войны в первую тройку индустриаль­ных держав, несмотря на огромные разрушенная от американских бомбардировок; несмотря на то, что страна подверглась оккупации; несмотря на то, что колонии были отобраны, а своих природных ресурсов на островах, практически нет.

Каждый из этих вопросов превращается в ответ, если сло­во "несмотря" заменить на "благодаря".

-Из-за того, что Англию бомбили немецкие "юнкерсы-88", а Японию—американские сверхкрепости Б-29, англичанам после войны пришлось заниматься восстановлением устаревших предприятий, а мы сра­зу же взялись строить новые, делая к тому же упор на самые перспективные отрасли промышленности,— говорят японские дельцы.

Заново построить завод на пустом месте легче, чем восстанавливать старый. Если, конечно, располагать деньгами. Но прежде чем пояснить, откуда взялись эти деньги в разрушенной" поверженной стране хо­чется отметить еще одно обстоятельство.

Когда японцы говорят, что, разрушив старое, война расчистила место для нового, эту фразу можно пони­мать и в широком смысле. С разгромом, японского милитаризма были разбиты многие оковы, сдержи­вавшие развитие производительных сил.

После капитуляции в стране была проведена аг­рарная реформа, которая практически ликвидировала помещичье землевладение. Вступило в действие новое трудовое законодательство, было узаконено существо­вание профсоюзов.

Особый вопрос—почему американские оккупаци­онные власти пошли на подобные меры. Они хотели, во-первых, уничтожить социальную опору милита­ристских кругов в лице помещичьего класса; а во-вторых, лишить японских промышленников такого важного козыря, как дешевизна рабочей силы. Воссо­здавая в Японии профсоюзы, американцы радели о своих интересах в конкурентной борьбе.

Тем не менее реформы первых послевоенных лет изменили социально-экономическую и политическую обстановку в стране, привели к некоторому росту до­ходов трудящихся, оживила внутренний рынок.

Но вот оккупированная Япония, на которую аме­риканцы поначалу смотрели как на поверженного ти­хоокеанского соперника, стала играть в политике США совеем иную роль: она оказалась ближней ты­ловой базой в тех войнах, которые американский им­периализм развязал в Азии — сначала в Корее, а за­тем во Вьетнаме.

Через пять лет после капитуляции еще лежавшая в руинах Япония вдруг стала прифронтовой полосой корейской войны. Американцам надо было срочно ор­ганизовать снабжение войск, ремонт боевой техники. Тут-то и пролился на Японию золотой дождь интен­дантских заказов. Три миллиарда долларов было впрыснуто в организм частного предпринимательства. По тем временам — деньги немалые.

Такая инъекция послужила изначальным толчком послевоенной деловой активности. Без нее потребова­лось бы, наверное, целое десятилетие, чтобы сдвинуть с места парализованную разрухой японскую экономику.

Как известно, вооруженные силы США остались в Японии и после формального прекращения оккупа­ционного режима—на основании "договора безопас­ности". Причем японский монополистический капитал сумел использовать к своей выгоде положение, в ко­тором оказалась страна. Именно благодаря американ­скому военному присутствию Япония смогла тратить на вооружение значительно меньше средств, чем дру­гие развитые страны Запада.

Военные расходы Японии, которые в 30—40-х го­дах поглощали примерно 9 процентов ее валового на­ционального продукта, в течение всех послевоенных десятилетий, вплоть до 80-х годов, не превышали 1 процента ВНП. (Англия все это время тратила в 5—6 раз больше.)

Разумеется, после того как валовый национальный продукт Японии перевалил за 1000 миллиардов дол­ларов, даже 1 процент его составляет гигантскую сумму. Этих 10—15 миллиардов долларов достаточно для создания более мощного военного потенциала, чем имела в свое время милитаристская Япония. Ми­ролюбивая общественность правомерно бьет тревогу по поводу ежегодного увеличения военных ассигнова­ний. Однако даже при том, что в абсолютном исчис­лении военные расходы растут, они не служат для японской экономики столь непосильным бременем, как, скажем, для английской. (В три с лишним раза уступая Японии по объему ВНП, Англия тратит на военные цели вдвое больше средств.)

Потерпев военное поражение, Япония лишилась своих колоний, возможности эксплуатировать недра захваченных земель, рабский труд корейских и китай­ских рабочих. Кое-кто считал, что экономика бывшей метрополии окажется нежизнеспособной. Но подобные прогнозы не сбылись.

Когда деньги, нажитые на корейской войне, вос­кресили деловую активность, за умелыми рабочими руками дело не стало. Многие отрасли, работавшие на военные нужды, например металлургия, судострое­ние, оптика, сохранили костяк опытных специалистов. Наряду с высоким общеобразовательным уровнем мо­лодежи в целом все это обеспечило промышленности достаточный приток квалифицированных кадров. Что же касается отсутствия собственного сырья, то, по мнению японских предпринимателей, на ка­ком-то этапе это даже помогло стране совершить стре­мительный рывок вперед. Япония, считают они, смогла сосредоточить все силы на создании самых новых и перспективных отраслей индустрии именно потому, что у нее не висели гирями на ногах добывающие отрасли—наименее рентабельные, наиболее трудоем­кие и капиталоемкие. Перейти на страницу: 1 2 3 4

Другие материалы

Особенности развития народного хозяйства России на современном этапе Процесс интеграции промышленного и банковского капитала стал заметным явлени­ем уже в начале нынешнего века. Исходно пре­обладающими формами интеграции были кон­церны и семейные группы. Поиск эффектив­ных форм организации межфирменных отно ...

Стратегические союзы В конце XX в. облик авиатранспорта решительно переменился. В результате установления союзных отношений между авиакомпаниями можно самолетом компании United добраться из Вашингтона в Сидней, пересесть на самолет таиландских авиалиний и улететь в Бангк ...