Рынок и рыночная экономика

Protyazhno.ru

Народное просвещение и продвижение

Одно из самых ходких в университетской среде слово "арбайто", занесенное из немецкого языка в предвоенные времена, означает не работу вообще, а именно приработок на стороне, без которого не мыс­лится студенческая жизнь.

Для абсолютного большинства японской молоде­жи учиться — значит одновременно подрабатывать себе на жизнь. Различие может быть лишь в том, что для одних "арбайто"—это дополнение к помощи ро­дителей, а для других—единственный источник средств к существованию.

Самый старый, можно сказать, классический вид "арбайто"—быть репетитором. Из-за экзаменацион­ной горячки спрос иа них есть всегда. Но одними уро­ками, даже. Если давать их ежедневно, теперь не про­живешь.

Трудно бывает в пору экзаменов, когда для арбайто" не остается времени. Трудно в апреле и ок­тябре, когда, кроме текущих расходов, надо вносить полугодовую плату за обучение. Однако для студен­та, который сам себе зарабатывает на жизнь, нет ни­чего хуже, чем заболеть.

Высшее образование в Японии стоит дорого. И хотя цена его продолжает расти, тяга к университетскому диплому не ослабевает. Ведь это—единственный канал социальной мобильности, единственный шанс подняться вверх по лестнице общественной иерархии. В Японии, по существу, имеет место финансирование высшего образования самим народом, простыми семья­ми, которые вкладывают в него значительную часть своих средств.

Почти целиком за счет этих трудовых сбережений, а не за счет государственного бюджета существуют частные японские университеты, где обучается три четверти студентов. Хотя выпускникам второразряд­ных вузов нет надежды подняться до верхних этажей общественной пирамиды, на определенное "подобаю­щее место" они могут рассчитывать.

Люди одного возраста, ровесники, знающие друг друга со студенческой скамьи, по существу, поднима­ются по ступеням своей карьеры плечом к плечу. Узнав, когда и какое учебное заведение человек кон­чал, где он работает, японец легко определяет и его нынешнее служебное положение, и его зарплату, и его перспективы.

В крупных частных корпорациях и государствен­ных учреждениях часто создаются клубы одногодков, то есть людей, принятых на работу одновременно. Все они ревниво следят за "равнением в шеренге". Выдвижение одних дает основание другим претендо­вать на то же самое. Возможности для этого, однако, сужаются с каждой ступенью. И как только кто-то из данного поколения получает ранг заместителя мини­стра или члена совета директоров, всем его ровесни­кам по неписаной традиций надлежит подавать в от­ставку.

Как правило, это происходит в возрасте 55 лет. Но отставка высокопоставленных сотрудников чаще всего означает не уход на покой, а "сошествие с не­бес" или "парашютирование" на другую должность.

Государственные служащие "парашютируются" в частные корпорации, связанные по роду своей деятельности с данным министерством. Такая практика укреп­ляет узы между правительственным аппаратом и де­ловым миром. Она, в сущности, представляет собой одну из форм коррупции. Ведущие фирмы стремятся заинтересовать чиновников, с которыми они имеют дело, перспективой получения теплых местечек на склоне лет. (Обычно это посты консультантов с боль­шими окладами и с необременительными обязанно­стями "поддерживать контакт" с бывшими коллега­ми в министерстве.) Частные компании направляют своих отставников в дочерние фирмы, причем обе сто­роны видят в этом выгоду для себя.

Японцы не случайно стремятся чуть ли не до конца дней поддерживать связи со своими бывшими одно­классниками по школе или вузу.

Бывших однокурсников объединяет отнюдь не только воспоминание о студенческих временах. Даже те из них, которые, по японским представлениям, на­чали карьеру наиболее удачливо, то есть попали в "перворазрядные" министерства, заинтересованы общаться со своими сверстниками в частных корпора­циях и в парламенте, по возможности оказывать им услуги. Ведь государственная служба ценится не только сама по себе, но и как удобный трамплин для прыжка на командные высоты в деловом и политическом мире. Личные отношения, основанные на личном знаком­стве, играют у японцев не менее важную роль, чем официальные связи. Если чиновнику из министерства финансов нужно решить какой-то вопрос в министерстве иностранных дел, он перво-наперво обратится в чужом ведомстве к кому-то из своих знакомых (пусть даже вовсе не имеющему отношения к подобным про­блемам), чтобы через него быть представленным нужному лицу. Такая личная рекомендация служит своего рода привязкой к уже существующим отношениям. Перейти на страницу: 1 2 3

Другие материалы

Семейный бюджет и способы его формирования Современная экономическая мысль рассматривает семью или, более обобщенно - домашнее хозяйство как важного потребителя и производителя, жизнедеятельность которых осуществляется для реализации социальных, экономических и духовных потребносте ...

Как упорядочить процесс разработки стратегии Cлучается ли Вам делать три очень серьезных — и подчас абсолютно неверных — предположения? Не приступайте к оценке степени неопределенности на рынке, если не хотите отказаться от своих любимых формул.Смелые решения и проработка различных ...